Мы знаем о подвигах людей в Великую Отечественную войну, но в боевых действиях принимали участие и животные (собаки), о которых нам мало что известно.

Собаки на Параде Победы. 1945 г.

На параде Победы 24 июня 1945 года одну собаку несли на сталинской шинели. Звали ее Джульбарс. Собака участвовала в разминировании территорий Венгрии, Румынии, Австрии, Чехословакии и других стран. С 1944 по 1945 год обнаружила 7469 мин и более 150 снарядов. Отважный характер и безошибочное чутье вели Джульбарса на протяжении всей военной службы. К заслугам пса-сапёра относится разминирование важных архитектурных объектов – замков Праги, соборов Вены, дворцов над Дунаем, Владимирского собора, а также могилы Тараса Шевченко в Киеве. 21 марта за успешное выполнение боевого задания Джульбарс награжден медалью «За боевые заслуги». В конце войны он был ранен и не смог самостоятельно участвовать в Параде. Генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом Сталину, и главнокомандующий приказал нести Джульбарса на руках, отдав для этого свою шинель.

Тот самый Джульбарс

Джульбарс за работой

Боевая награда Джульбарса

Но я хочу рассказать о другой собаке. Листая журнал «Ветеран войны» меня заинтересовал рассказ Геннадия Кислякова, сына фронтовика, «Амбразуру закрыла собака». Я думаю, рассказ будет интересен и для вас.

Во время войны отец Г. Кислякова Василий Кисляков служил на Северном флоте и был морским пехотинцем. В 1941 году, сражаясь один против ста гитлеровцев, он совершил подвиг, за который ему первому на флоте во время войны было присвоено звание Героя Советского Союза. В этом бою он был ранен, и после лечения, получив отпуск, поехал домой навестить родных. Здесь ему подарили щенка по кличке Север. Человек и щенок сразу понравились друг другу и подружились.

Собаки на фронте

Детство свое Север провел в доме на берегу реки Печоры. А потом с мирных берегов реки попал на скалистые и суровые берега Баренцова моря, на полуостров Средний, где часть морской пехоты, в которой служил Василий Кисляков, вела кровопролитные бои с фашистами.

Он решил, что сделает из своего четвероногого друга настоящего бойца-фронтовика. И все свободное время проводил за воспитанием и тренировкой Севера.

Шло время. Север рос, набирался сил. Хозяин учил его ползать по скалам, совершать стремительные броски, замирать, когда надо, подавать голос или молчать, не бояться выстрелов. Север окреп, превратился в сильного молодого пса.

Не раз поднимался Север вместе с матросами в атаку, участвовал в рукопашных схватках. Постоянное общение с людьми, вынужденными укрываться, научило собаку осторожности. Север обладал особым чутьем на любую, даже самую неясную угрозу, поэтому он не был лишним ни в одной операции. Он внимательно следил за каждым движением своего хозяина, настораживаясь каждый раз, когда подавалась та или иная команда голосом или жестом.

Когда приходило пополнение, шла боевая учеба. Север на стрельбище таскал с огневого рубежа мишени. После бомбежек и обстрелов всплывало много оглушенной рыбы. Используя все имеющиеся подсобные средства, бойцы ловили рыбу. И здесь Север показал себя заядлым рыболовом. Он отважно бросался в ледяную воду Баренцова моря и вытаскивал одну рыбу за другой.

Так текли фронтовые будни.

Но вот пришло время, и Карельский фронт двинулся на запад Рота автоматчиков, которой командовал В.Кисляков, штурмовала высокую гранитную сопку, на которой прочно укрепились гитлеровцы. Североморцам огнем, гранатами, а то и штыком приходилось выкорчевывать врагов. Немцы оборонялись упорно и умело. Ужас на фашистов наводили не только бесстрашные бойцы в тельняшках и бескозырках, но и черно-бурый пес. При штурме второй линии обороны матросы вынуждены были залечь. Неожиданно открылся немецкий дот, который не могла подавить наша артиллерия. Пулеметный огонь не давал поднять головы. Ни атаковать, ни обойти злополучную огневую точку нельзя: огонь очень плотный и меткий. Но и оставаться на склоне сопки нельзя: в граните не окопаешься и пулеметы быстро выкосят наступающих.

Командир роты вскидывает автомат и дает очередь по амбразуре трассирующими патронами. И тут с удивлением видит, как Север, прижав уши к шее, стелясь над землей, несется прямо на вражеский дот. Он хотел вернуть собаку: ведь та идет на верную смерть. Но остановить стремительный бег невозможно. Еще мгновение – амбразура дота закрыта. Пулемет умолк.

Моряки бросились в атаку. Бой был выигран. Бойцы сгрудились у навеки смолкшего дота, а Север со слабым поскуливанием сполз с амбразуры на камни. Верный четвероногий друг командира был располосован пулеметной очередью в упор. Он плакал, и из собачьих глаз текли крупные слезы. Увидев хозяина, он инстинктивно дернулся к нему, но даже на это движение сил уже не было. Кисляков присел рядом, обнял овчарку, погладил, поцеловал. Север, как бы прощаясь навечно, лизнул хозяина в лицо, тихонько заскулил. Помочь собаке было нечем. Север умер на руках у хозяина.

Хоронили Севера со всеми воинскими почестями. Был произведен троекратный салют. За время войны эти закаленные бойцы много раз встречались со смертью, переживали гибель товарищей, кажется, ко всему привыкли. Но в этот день у многих в глазах блестели слезы, стоял комок в горле.

Некоторые объясняют поступок собаки инстинктом, выработанным на стрельбище, когда пес после стрельбы бросался за мишенями. Но ведь команду «Фас!» собаке после стрельбы никто не подавал.

Мы часто недооцениваем способности наших четвероногих друзей, их отвагу, преданность и самоотверженность, готовность всем, и даже жизнью, за своего хозяина – самое близкое ему существо на всем свете.

Такая вот история произошла в грозные военные годы, когда овчарки сражались вместе с друзьями – матросами и многим из них спасла жизнь.

Л. Орлова,
районный совет ветеранов

У Вас недостаточно прав для комментирования